Новости

Новости отрасли

Приамурье: надежда на автоклав и цену золота

24.10.2017

В 2018 году Приамурье рассчитывает сохранить объёмы производства драгметалла, а вот уже как будет развиваться ситуация в 2019 году, в краевом министерстве говорят с опаской, потому что всё в большой зависимости от «Петропавловска», прежде всего, запуска автоклава (АГК). Без него добыча рудного золота может упасть до 7-10 тонн в год

В свою очередь запуск и работа АГК, сильно зависят от стоимости золота. Этот же фактор принципиально важен и для россыпников. При падении цены добыча драгметалла из россыпных месторождений в Приамурье может уменьшиться до 3-4 тонн в год.

Предприятия Амурской области в этом году извлекут не менее 25 тонн золота, что на 12% больше, чем годом ранее. При этом около 8 тонн придется на россыпи, остальное — на коренные месторождения.

Начальник отдела горнодобывающей промышленности минприроды Приамурья Алексей Евсеев не исключает, что общий объем добычи может достигнуть и 26 тонн: все будет зависеть от работы «Петропавловска» (Petropavlovsk Plc), сможет ли он удержать взятый в этом году темп — опережение прошлогодних результатов на 13%.

В интервью Вестнику Золотопромышленника Алексей Евсеев рассказал об опасениях и надеждах приамурской золотодобычи.

«ПЕТРОПАВЛОВСК»: задел на будущее

Вопрос: Алексей Юрьевич, основная доля добычи рудного золота в Амурской области приходится на предприятия группы «Петропавловск». Сколько драгметалла они, по вашим расчетам, извлекут в текущем году? Что ждать в ближайшие годы?

— «Петропавловск» заявил план на этот год — более 13 тонн золота, и они к этому идут. На 2018 год у них достаточно запасов, чтобы сохранить эти объемы, а вот уже 2019 год — под вопросом: окисленных руд осталось немного, необходимо оперативно обеспечивать прирост таких руд, а геологи, как говорится, сами в землю не сыпали.

«Петропавловск» каждый год тратит более 1 млрд рублей на разведку. Объемы ГРР практически не снижает, нельзя снижать: предприятия работают на этих результатах «с колес». Активные работы компания ведет на Алкаган-Адамовской площади, расположенной вокруг Пионера. На самом Пионере копает борта, есть неплохие находки, падение открытой добычи компенсирует подземкой.

Подтвержденных запасов неупорных руд, достаточных для дальнейшей продолжительной работы комбината «Маломыр» нет. «Петропавловск» владеет тремя лицензиями на участки на флангах Маломыра, разведывает их запасы, и тут же извлекает. Маломырский комбинат сейчас работает на руде с содержанием 1,2-1,7 грамма на тонну, имеет прибыль около 10%. Дополнительное золото комбинату может дать месторождение Токур, расположенное между Маломыром и Албыном. Этот законсервированный рудник советских времен сегодня является пока лишь геологической предпосылкой, точно потенциал месторождения еще предстоит оценить.

Запасы на Покровском месторождении закончатся в ближайшие год — два.

Надежной минерально-сырьевой базой обеспечен только «Албын». Для ее восполнения компания ведет активную подготовку Эльгинского месторождения, расположенного в 25 км от комбината. Частично запасы уже защитили — порядка 73 тонн, из них 44 тонны — неупорные руды, этого достаточно чтобы начать добычу. В дальнейшем здесь можно ожидать прироста запасов с невысокими содержаниями — около 1,2 грамма на тонну.

Вопрос: Мы все уже привыкли к идее, что «Петропавловск» нацелен на упорные руды, когда же компания запустит автоклав на Покровке?

— Не будет автоклава, — «Петропавловску» кранты. Если автоклав заработает, то будет жить, и долго, но при условии, приличной цены на золото.

Поэтому компания и стремится быстрее привлечь инвестора. То красноярцы приходили — не получилось, теперь, возможно, что «Ренова» Виктора Вексельберга (владеет 22,34% акций «Петропавловска») вложит деньги… На завершение строительства необходимо еще около 70 млн долларов. При общем бюджете проекта в 5,7 млрд рублей, запланированные вложения 2017 года — 3,7 млрд, по состоянию на 1 августа вложено 1,2 млрд.

«Петропавловск» вынужден гасить долги, и одновременно вкладываться в ГРР и вести строительство. Компания увеличила в этом году добычу, цена на золото поднялась, поэтому начали активнее строить автоклав, но все равно отстают от графика. При хорошем раскладе к концу 2018 года запустят. В декабре 2018 года планируется начать отладку. Вывести АГК на проектную мощность получится не раньше 2019 года. Все шесть автоклавов установлены, но пока «Петропавловск» говорит о запуске четырех.

Основное технологическое оборудование законтрактовано. По сути, корпус автоклавного выщелачивания и линия флотации есть, не построен кислородный завод, хвостовое хозяйство еще не закончено, объекты энергоснабжения не достроены, вообще много работ по электромеханической части и электрооборудованию, подстанции, нужно смонтировать шаровые мельницы.

Кроме этого нужно запустить отделение флотации на Маломыре, где «Петропавловск» будет вести основную добычу под автоклав: до 300 тысяч тонн руды в год, еще 200 тысяч — на Пионере. Возможно, на первом этапе компания будет возить руду на Покровский АГК с Пионера, потом — с Маломыра. Пионер — рядом, руда там есть, содержание золота в ней, может, даже повыше, чем на Маломыре. А с Маломыра на Покровку нужно будет везти концентрат через всю область — около 500 км. И половина этой дороги без покрытия, на пути — крупная река Селемджа. Даже при условии, что среднее содержание золота в маломырской руде 2,7 грамма на тонну и запасы упорных руд можно довести до 100 тонн и больше, экономика при таких транспортных затратах будет очень сложной.

«БЕРЕЗИТОВЫЙ»: Лебединая песня

Вопрос: За 9 месяцев «Березитовый рудник» (предприятие Nordgold) показал увеличение добычи на треть, до 2,3 тонны золота. Чем объясняется такой рост, сможет ли предприятие сохранить такие темпы?

— С понижением горизонтов среднее содержание в оставшейся руде Березитового рудника выросло до 6 граммов на тонну. Но запасы для открытой разработки заканчиваются, дальше нужно добавлять подземку для отработки глубоких горизонтов. Летом следующего года Nordgold намерен развернуть подземную добычу. По предварительным данным содержание золота в руде на подземном участке составляет более 6 граммов на тонну. Однако эти запасы небольшие, и компания планирует их отработку только до 2021 года.

Nordgold пыталась разведывать соседние участки, но безуспешно. Бурили Хайктинскую площадь — результаты показали небольшие запасы. Также — и по Сергачинской площади.

Скорее всего, после отработки подземных запасов Nordgold уйдет из региона.

«ПОЛЮС»: свежая кровь для Приамурья

Вопрос: Но на смену Nordgold может прийти «Полюс», который планирует разрабатывать Бамское золоторудное месторождение.

— Пока «Полюс» на Бамском закончил детальную разведку в рамках лицензионного соглашения. Запасы месторождения могут составить до 100 тонн золота. Думаю, уже в 2020 году начнется строительство рудника, который, по предварительной оценке, будет давать до 4 тонн золота в год.

AMUR MINERALS: ставка на опережение

Вопрос: А как развивается проект на месторождении Кун-Маньё, сколько оно даст золота?

— Amur Minerals опережающими темпами ведет разведку месторождения. Но, несмотря на то, что в нем есть запасы золота — около 3 тонн, в перспективе — до 6 тонн, это никелево-медное месторождение, в котором содержатся еще и платина, и палладий. ЗАО «Кун-Маньё», входящее в Amur Minerals, в этом году завершает программу бурения, в 2018 году планирует представить окончательный отчет по запасам, хотя срок, по условиям лицензии — до 2020 года.

Ожидается, что запасы по никелю будут свыше 800 тысяч тонн, по меди — более 250 тысяч.

В перспективе Amur Minerals может расширить границы добычи: рудное поле уходит в Хабаровский край. Компания брала там поисковую лицензию, но не успела начать работы и лишилась ее. Руководство Amur Minerals грамотно полагает, что сначала нужно приступить к освоению основного месторождения, и после того, как его разработка окупит себя, можно будет начинать поиск на соседней территории.

Весной 2018 года компания обещает подготовить технико-экономическое обоснование по Кун-Маньё. Существующее сегодня ТЭО — сырое, Amur Minerals еще не определилась со схемой разработки, рассматривают разные варианты. Сначала хотели возить концентрат за рубеж на переработку, сейчас думают поставить завод по производству штейна (сплав никеля, меди, золота, платины, палладия). В любом случае, для строительства они будут искать инвестора.

Месторождение находится в экономически не развитом районе: бездорожье, безлюдье, там даже охотники не везде есть. Экономика освоения тяжелая. Сегодня Amur Minerals фигурирует в перечне проектов, которые могут получить деньги на инфраструктуру из Фонда развития Дальнего Востока, — на строительство дороги.

«ПРИИСК СОЛОВЬЁВСКИЙ»: равнение на стабильность

Вопрос: В прошлом году «Прииск Соловьёвский» начал промышленную добычу рудного золота, запустив ЗИФ на 600 тысяч тонн руды в год. Планируется расширение мощностей?

— В этом году «Прииск Соловьёвский» вывел фабрику на проектную мощность и к началу октября уже получил почти 770 кг золота. В перспективе ГОК сможет производить до 1,5 тонны драгметалла в год. Но форсировать производство прииск не намерен. К добыче у компании — советский плановый подход.

Приамурье в советское время добывало 7-8 тонн золота в год, а могли бы и 27 тонн, но был ли в том смысл: снять сливки, а потом остаться без запасов? Исходя из этих соображений «соловьёвцы» и работают. Запасов Соловьёвской площади еще лет на 50 хватит.

Поставив во главу угла рациональное пользование недрами, «солвьёвцы» обеспечивают себя работой на долгие годы. Там весь коллектив состоит из династий: династия руководителей, замов, главных специалистов, ИТР-овцев, рабочих. Сначала руководил всем Валентин Фёдорович Сидоров, потом — его сын Фёдор Валентинович, сейчас внук Валентин Фёдорович рулит, а у него есть еще подрастающий Фёдор Валентинович. Крепко всё.

На россыпях добыча «Прииска Соловьёвского», с учетом Забайкалья, приближается к 3 тоннам с лишним в год. А показатели по производительности такие, что за них бы Фёдор Валентинович в советское время уже две «Звезды» героя получил бы!

РОССЫПИ: погоня за прибылью

Вопрос: По итогам 9 месяцев добыча россыпного золота в Приамурье увеличилась на 9,2% — до 6,4 тонны. Чем объяснятся рост?

— Прежде всего, ценой на золото. Большинство предприятий нарастили добычу на пике цен. Работают при таких содержаниях, что ниже, кажется, уже нельзя. Когда грамм золота был по 1600 рублей, уже стало выгодно перерабатывать породу с содержанием 100-120 мг на куб, а сейчас, когда оно стоит 2300-2400 рублей, а в прошлом году 2650 — то тем более. Появилось множество мелких предприятий, которые заявляют добычу по 10-30 кг в год.

Вопрос: Какие предприятия лидируют на россыпях?

— После «Прииска Соловьёвского», который за девять месяцев уже намыл в Приамурье почти 1,6 тонны, по объемам добычи лидерство держит АО «Хэргу» с показателем 502 кг.

Далее следует АО ЗДП «Коболдо», входящее в ГК «Приамурье» Эдуарда Янакова, — 420 кг. В свое время Янаков скупил ряд крупных предприятий: «Коболдо», АО «Прииск Дамбуки» (добывшее за январь-сентябрь свыше 300 кг золота), ООО «Амурский горный центр», ООО ЗДК «Феникс». Последнему, кстати, принадлежит лицензия на Снежинское рудное поле с запасами 7 тонн. В этом году «Приамурье» начинает там масштабную разведку, возможно, доведет запасы до 10-12 тонн. Объект небольшой, но на нем можно добывать по 200 кг в год.

Неплохие показатели демонстрируют ООО «Маристый» и ООО «Россзолото». Пока цены на золото были низкими, они скупили много месторождений, и теперь расширяют бизнес в Амурской области. У них лицензий на двоих больше, чем у кого-либо, и не просто лицензий, а на участки с хорошими условиями и запасами. «Россзолото» на следующий год планирует извлечь уже 600 кг, в этом — у них будет более 500 кг. «Маристый» выйдет на 400 кг с лишним (в 2017 году — около 400 кг).

Вопрос: Остались ли еще в нераспределенном фонде Приамурья богатые золотороссыпные участки?

— Практически нет. Много участков ушло с молотка в прошлые годы. На них сейчас россыпники и работают, но раньше и не смотрели бы. У большинства же новоявленных старателей, ведущих добычу на пике цены, через пять лет уже может не остаться запасов.

Если цена на золото упадёт до 1600 рублей, россыпная добыча резко сократится, останутся дражные прииски, да предприятия, у которых в запасе сохранились хорошие участки. «Старики» такие придерживают на «чёрный день»: чем выше поднимается цена, тем больше пускают в разработку «пустых», хорошие участки стоят. Если цена на золото еще поднимется, будут вовлекать россыпи с содержанием по 50-60 мг на кубометр, сейчас уже разрабатывают такие, где 80-90 мг.

Сегодня у нас только ленивый золотом не занимается! А сколько поисковых лицензий понабрали!

Вопрос: Сколько? Есть статистика?

— Сегодня действует штук 70, не меньше. Причем, лицензий на реальные участки, по которым будут поставлены на баланс запасы, и начнется добыча, — процентов пять. Уже идет обратный процесс: предприятия не выполняют условия соглашений, лишаются лицензий. Количество лицензий уже не растет — сколько выдаем, примерно столько же и изымаем.

РАЗВЕДКА: поражение без боя

Вопрос: Неужели разведка на золото в Приамурье настолько бесперспективна?

— Геология не особо перспективная, а изученность россыпей настолько доскональная, что не сравнить с другими субъектами. Когда в Магаданской области только открыли золото, у нас уже основное отмыли, а где-то даже перемыли. Если по северу области проедете, увидите, что все речки продырявлены. Наши предки-старатели нашли все, что можно ещё до революции. Дальше только снижались кондиции за счет внедрения техники и всё. К тому же здесь тысячи хищников — китайцев ходили и, как муравьи, все простукивали методом «слепого тыка». Ни в одном новом районе за последние 20-30 лет не открыто ни одной россыпи — все в старых районах.

Кстати, все рудные месторождения, кроме Пионера и Бамского, были найдены старателями еще до революции. Сегодня вовлекают в освоение участки, некогда брошенные из-за низкого содержания драгметалла. Перерабатывают техногенку.

«Петропавловск» в свое время вел разведочные работы на 16 участках. Ни одна из лицензий не выстрелила. Бедные залежи. У нас весь север области — участки с содержанием золота 0,2 грамма на тонну. Когда геологи в свое время проходили, всю карту изукрасили рудопроявлениями. Да, находили штуфы по 150 граммов на тонну, но единичные. У нас было месторождение Золотая гора с содержанием до 10 кг золота на тонну. Даже на мелких картах советских времён одноименный посёлок был обозначен. А добыли там всего 1,5 тонны богатого золота, вручную. Потом техногенку неоднократно перелопачивали.

В Приамурье много мелких жильных месторождений. Но только запасы на одном — 100 кг, на другом — 500, на третьем — тонна: кому надо вкладываться в такую разработку? Для поддержания добычи нужен объект с запасами хотя бы 10-20 тонн и под карьер. Не буду утверждать, что перспективы открытия такого месторождения не существует, но для этого нужны планомерные работы за счет государства.

Пользуясь случаем, хочу поздравить амурских золотодобытчиков с предстоящим 150-летним юбилеем первого дальневосточного золота и пожелать всем здоровья и удачи!