Новости

Новости отрасли

Алхимики нашего времени: «Петропавловск» впервые добудет в Приамурье упорное золото

19.07.2018

Трудно поверить, но самое популярное слово на огромной строительной площадке Покровского автоклавного комбината — «романтика». Та самая, из‑за которой тысячи людей со всего союза ехали строить БАМ или Зейскую ГЭС. Покровский автоклав компании «Петропавловск» возводится без громких лозунгов, но по масштабу и значимости для региона не уступает советским стройкам — он станет вторым в стране и 24‑м в мире предприятием по извлечению упорного золота. Потому за романтикой и инновационными для российской золотодобычи технологиями в Амурскую область съехались лучшие инженеры-металлурги со всей страны. Как «Петропавловск» обманул природу, чьи имена носят четыре огромных автоклава и что даст региону уникальное предприятие, узнала «Амурская правда».

Стройка жизни 

Строительная каска и резиновые сапоги — сегодня главные атрибуты на строительной площадке Покровского автоклавно-гидрометаллургического комбината (ПАГК). Несмотря на то что объект готов на 95 процентов, работы продолжаются. На строительных участках трудятся почти 400 сотрудников подрядных организаций.

— Чем ближе запуск, тем больше волнения, — улыбается главный инженер Покровского автоклавно-гидрометаллургического комбината Евгений Кудрин. — Хочется быстрее запустить эту махину!

Профессиональный инженер-металлург раньше работал в «Норильском никеле», на Покровке с 2012 года — с начала строительства автоклава. «Горжусь тем, что мы начинали с нуля, когда здесь ничего не было, а сейчас построили кислородную станцию, установили автоклавы, — отмечает Кудрин. — Самое главное желание — запустить комплекс».

К этому моменту компания идет почти десять лет — и это единственно верный путь. Сегодня на месторождениях «Петропавловска» практически исчерпаны запасы так называемого легкого золота, которое извлекается по традиционной технологии. Главные запасы компании — упорные руды. В советское время золото на таких месторождениях вообще не добывали — не умели. Все изменила технология автоклавного выщелачивания, которую стали внедрять сначала на предприятиях цветной металлургии, а потом и в золотодобыче. Однако универсальной технологии извлечения упорного золота не существует — на каждом месторождении она своя.

В 2008 году «Петропавловск» создал научно-исследовательский центр «Гидрометаллургия», объединивший ведущих российских специалистов по автоклавной теме. В рекордные сроки они отработали автоклавную технологию, выверили ее в лабораториях и в полупромышленном масштабе. Ее принцип таков: в огромные сосуды, работающие под высоким давлением и температурой (автоклавы) закачивается измельченный концентрат, а затем под высоким давлением и при температуре 230 градусов подается кислород. За счет этого сера окисляется, а упорное золото — освобождается.

— В автоклаве имитируется процесс, который в природе происходит много миллионов лет: когда золото, заключенное в сульфиды железа, под воздействием влаги, солнца, тепла и других атмосферных явлений, освобождается и превращается в неупорный материал, — объясняет глава компании «Петропавловск» Павел Масловский. — В автоклаве это занимает 30 минут.

Объект мирового уровня 

Покровский АГК строится на месте работы первого рудника «Петропавловска» — Покровского. Он отработал рекордное количество лет, но чудес не бывает — запасы покровского золота закончились. Пришло время новых технологий.

— Теперь фабрика Покровского рудника — всего лишь часть большого комплекса, — объясняет начальник Покровского автоклавно-гидрометаллургического комплекса Алексей Афанасьев. — Комбинат делится на три больших участка: гидрометаллургическое отделение, отделение автоклавного выщелачивания и фильтрации, кислородную станцию. Все оборудование — мирового уровня, его поставляли компании из двух десятков стран: Финляндии, Австралии, Чехии, США, Германии, Китая, Франции и других.

Инвестиции в проект превысили 500 миллионов долларов. Сегодня на Покровском ПАГК установлено 4 автоклава, каждый весом 116,5 тонны. Кстати, металлурги взяли пример с авиаторов и дали им имена. «Самолеты же называют в честь кого‑то — почему нельзя назвать автоклавы»? — смеются мужики. Так на каждом гигантском сосуде появились таблички. Первая — в честь генерального директора НИЦ Гидрометаллургия Якова Шнеерсона, вторая — в честь руководителя департамента перспективного развития УК «Петропавловск» Виктора Федорова. На третьей — фамилия и имя одного из руководителей финской компании Outotec Ари Каарти, а на четвертой женской имя — Молли. Так зовут коммерческого директора известной китайской компании Shanghai Morimatsu Pressure Vessel Co. Ltd, где произведены амурские автоклавы.

Специалисты отмечают: на комбинате будет высокий уровень автоматизации. К примеру, всем технологическим процессом, включая автоклав, будут руководить всего четыре человека — операторы и инженеры. Причем находиться они будут в одной диспетчерской. «Они тренировались на симуляторе, который разработали ученые «Гидрометаллургии» и специалисты «Петропавловска», — они создали маленький тренажер большого автоклава, — отмечают на ПАГК. — Вся система симуляции построена именно на реальных контроллерах. Отрабатывались внештатные ситуации, например срабатывание аварийных блокировок автоклавного передела».

Автоклав предназначен для переработки концентрата с Пионерского и Маломырского рудников. Не участвует в проекте только Албынский рудник, который обеспечен запасами легкого золота на долгие годы. На Маломыре уже построена флотационная линия, с которой золоторудный концентрат будут доставлять на автоклав.

Впрочем, настоящих фанатов профессии долго уговаривать не приходится. Заместитель начальника автоклавного отделения ПАГК Рашид Мустафин приехал на Покровку из Хабаровского края — работал в Амурске на первом в стране автоклаве компании «Полиметалл».

— Главный плюс — очень интересно, — признается он. — Я работаю в сердце завода, именно мы делаем золото доступным для цианирования. С нашей технологией мы будем пионерами на Дальнем Востоке и в России! Настрой отличный, мне здесь очень нравится.

 — Транспортировка будет проходить в так называемых биг-бэгах — специальных пластиковых мешках, — объясняет Павел Масловский. — Сначала автотранспортом концентрат доставят до станции Февральск, затем в вагонах по железной дороге до Тыгды, оттуда — также автотранспортом —  на автоклав. Это выгоднее, чем везти 600 километров на машинах.

Флотационную линию на Пионере, который от Покровки всего в 30 километрах, планировалось построить к концу 2020 года. Однако компания приняла решение ускорить процесс и поставила новый срок: конец 2019-го. Чтобы быстрее загрузить автоклав на полную мощность.

Битва за кадры

Оборудование на комбинате штучное, но и кадры — лучшие в отрасли. Правда, за них предприятие ведет настоящую битву.

— Металлургов, знающих автоклавное оборудование, в стране очень мало, — констатирует Евгений Кудрин. — В СССР такие предприятия и специалисты были в Норильске, в Казахстане, правда, они занимались цветными металлами. Процессы с золотом схожи, оборудование идентично, поэтому после цветной металлургии адаптироваться большого труда не составит. Но  приходится искать и бороться за каждого человека.

Будущий начальник смены Игорь Лихачев ради работы на Покровском автоклаве прилетел из Московской области.

— Я работал на руднике «Аметистовый» на Камчатке, но с автоклавом связан ни разу не был. Заинтересовал именно автоклав, так как в нашей стране будущее за упорными рудами. Все придут к автоклавам — это только вопрос времени. Приходится многому учиться, самое тяжелое будет при запуске — отработка. Но, думаю, по ходу работы разберемся. Завод впечатляет! Романтика!

За парты Покровского колледжа садятся даже кандидаты наук

Прежде чем попасть на объекты автоклава, все инженерно-технические работники садятся за парты Покровского горного колледжа. Исключения не делают даже кандидатам наук. Специалисты проходят повышение квалификации, где они знакомятся с особенностью технологии и изучают оборудование.

— Первоначально мы планировали осуществлять подготовку только рабочих профессий, — рассказывает директор Покровского горного колледжа Татьяна Бредихина. — Но когда было составлено штатное расписание и появилась необходимость подготовки и инженерно-технических специалистов, мы подключились. Научно-исследовательский центр «Гидрометаллургия» составил нам программный материал, затем пять наших педагогов прошли обу­чение в Петербурге, а по приезде составили учебную программу на 256 часов. Конечно, у приглашенных специалистов есть образование и опыт, но механизм и автоклавная технология отличаются. Они сначала говорят нам: «Ой, да мы все знаем!» А погружаясь, понимают, что многое надо переосмыслить. И что это только на пользу.

Все идет по плану

Стройка должна закончиться в августе—сентябре, потом начнется так называемая опрессовка, отработка технологии. Переработка концентрата и получение первого упорного золота запланированы на четвертый квартал 2018‑го, говорит Павел Масловский. И тут же три раза стучит по каске.

— Пока все идет по графику. Но, чтобы вы понимали — пока во всем мире таких проектов не больше 24, — подчеркивает он. — И все запускались по‑разному: потому что очень сложная и уникальная технология. Поэтому и постучу — чтобы все у нас получилась.

Василий Орлов: «Автоклав имеет стратегическое значение для золотодобычи Амурской области»

—Впечатления потрясающие! — признался врио губернатора Василий Орлов, посетивший комбинат накануне Дня металлурга. — Автоклав имеет стратегическое значение для золотодобывающей промышленности Амурской области. И создает для наших предприятий задел на десятилетия вперед в плане работы с упорными рудами. Мы понимаем, что благодаря этому объекту золотодобывающая отрасль будет нас радовать своими экономическими показателями. После запуска Покровского автоклава областной бюджет только по двум налогам — на имущество организаций и на прибыль — будет получать до 600 миллионов рублей ежегодно.